Антон Александров (antona1976) wrote,
Антон Александров
antona1976

Ни мир, ни труд, лишь май

Зашел я сегодня на Красную площадь, надеясь, что вдруг к могилам Кремлевской Стены пускают. Но нет, таких как я не берут в космонавты. Мавзолей заделан фанерой с первомайскими цветочками - тишь да гладь...  Как я понял, сегодня демонстрация прошла скромно - финита ля комедия.
Оригинал взят у antona1976 в Ни мир, ни труд, лишь май


1 мая 2014 года первый раз за двадцать лет была проведена праздничная демонстрация на Красной Площади в Москве. Формально такой шаг был продиктован «уважением к профсоюзам и трудящимся», а фактически мы получили очередное стыдливое признание нашей власти о крушении либеральной модели труда и занятости.

Возвратилось, как казалось из небытия, звание «герой труда», акценты смещаются с «экономической эффективности» на создание рабочих мест и на защиту отечественного производителя. На наших глазах либеральные мифы о «равных стартовых возможностях», эффективности материальной мотивации и о том, что «чем больше работаешь, тем больше заработаешь» стремительно теряют свой былой лоск.

Мне, как специалисту напрямую соприкасающемуся с набором кадров, отчетливо видно, что материальная мотивация у русских людей минимальна, причем даже в тех отделах, куда отбор идет именно по этому критерию!

Тут надо учитывать, что когда человек выматывается на работе из-за страха реального голода и холода – это вовсе не материальная мотивация – это безысходность. Настоящая англо-саксонская материальная мотивация – это когда у тебя все хорошо, а ты хочешь еще больше и больше, и так до тех пор, как говорил Марк Твен «пока тебя не повесят». Слава Богу, у нас в стране люди работают исходя из более «человечных» мотиваций.

Отрадно, конечно, что мы стали постепенно выбираться из дурмана сказок про эффективных героев «каптруда», но проблема в том, что к прошлому дороги тоже нет. Атрибуты индустриального мира Модерна, за которые мы пытаемся зацепиться - всего лишь бутафория. Спектакль закончился, на выходе давка, а мы искренне выпрашиваем «лишний билетик». Нельзя вернуть солидарность трудящихся, так как уже больше нет ни труда, ни самих трудящихся в том смысле как понимал их Маркс. Те профсоюзы, которые мы помним по истории 19-20 веков, больше не существуют - сегодня это в чистом виде симулякр, некая виртуальная реальность. Профсоюзы всегда были посредниками между угнетаемыми работниками и капиталистами, но теперь «скрипач не нужен», ибо изменился характер производства и эксплуатации.

Вы можете себе представить профсоюз менеджеров по продажам или профсоюз ландшафтных дизайнеров? А почему? Причина проста - у современных белых воротничков нет инструмента, которым бы они могли шантажировать работодателя.

Речь идет о средствах производства, которых у креативного класса просто нет и это неудивительно - ведь они, по сути, ничего и не производят. Не будем же мы ноутбук дизайнера считать равным многотонному станку, который, в свою очередь, намертво привязан к инфраструктуре «традиционного» завода. Да, в 19 веке рабочий был рабом станка, но и капиталист также сильно зависел от этого станка и в этом контексте, если недовольные люди объявляли забастовку, то буржуй стратегически оказывался один на один со своей фабрикой, которая практически мгновенно превращалась в груду железа, приносящую значительные убытки. США с Европой традиционное «тяжелое» производство вывезли в страны третьего мира именно по этой причине, чтобы избавиться от этой зависимости.

Сегодня, если креативный труженик вздумает бастовать, убытки для работодателя будут минимальны. Существует аутсорсинг, фринлансеры, а освободившееся помещение с компьютерными столами можно сдать в аренду. Все эти дизайнеры, маркетологи, бизнес-тренеры и другие бренд-менеджеры на самом деле легко заменяемы в условиях современного сверхмобильного рынка труда.

Как утверждает Жан Бодрийяр: «человек больше не трудится, а «обозначает труд»; Для такого «производственного агента» характерна уже не эксплуатация, делающая его сырьем в трудовом процессе, а мобильность, взаимозаменимость, делающая его бесполезным придатком основного капитала…Данная стадия, на которой «процесс движения капитала перестает быть производственным процессом», является также и стадией исчезновения фабрики: на фабрику становится похоже все общество в целом. Фабрика как таковая должна исчезнуть, труд должен утратить свой специфический характер, и тогда капитал сможет преобразиться, распространив свою форму до масштабов всего общества. Поэтому для анализа того реального господства, которое ныне осуществляет капитал, необходимо зафиксировать исчезновение конкретных мест труда, конкретного субъекта труда, конкретного времени общественного труда, необходимо зафиксировать исчезновение фабрики, труда и пролетариата.»

С одной стороны сбылась вековая мечта пролетария – формально средства производства (ноутбук) оказались в его собственных руках. Теперь благородный дизайнер не привязан территориально к «проклятой» фабрике и может предлагать свои услуги где угодно и кому угодно.  Проблема тут в том, что если нет фабрики – то нет и профсоюза, который мог бы защищать интересы работника, угрожая капиталисту. Капиталист, в свою очередь, сегодня тоже не привязан к определенному месту, превратившись, по выражению Зигмунта Баумана в «человека воздуха», способного почти мгновенно перемещаться со своим капиталом в любую точку земного шара. Раньше работодатель никак не мог игнорировать требования рабочих, которые в своих бараках жили прямо под фабричными стенами, буквально осаждая их и угрожая взять штурмом в случае недостижения консенсуса. Теперь же, избавившись от «неликвида»,  буржуин, в случае конфликта интересов, практически без потерь может перевести свои капиталы в любое, более «эффективное» место.

«Одинокая толпа» менеджеров не способна защищать свои интересы. Свежий пример – Координационный Совет Оппозиции, который защищал интересы креативных «тружеников» с Болотной и Сахарова. История этого самого КСО печальна и поучительна – он развалился. Не смогли они пройтись «стройными рядами» по Красной Площади, приветствуемые «Да здравствуют доблестные труженики тяжелой PR-промышленности!». Таким образом, в сегменте постиндустриального общества профсоюзы уже не нужны, а в сегменте доиндустриального общества, куда нас насильственно запихивает Запад и наша пятая колонна, профсоюзы еще не нужны.

Назад пути нет. Бессмысленно собираться у памятника Ленина для решения стратегических задач. Капиталистический путь и его социалистическое альтер-эго исчерпали себя. Как видится, решение этой проблемы лежит вовсе не в производственной сфере, экономике и логистике – это все вторично. Необходима новая политическая альтернатива.


Tags: перепост, постиндустриальное общество
Subscribe
promo antona1976 august 22, 20:02 4
Buy for 30 tokens
По многочисленным заявкам телезрителей продолжаем рубрику "Неадекваты в ЖЖ". И сегодня мы обсудим широко известное в узких кругах сообщество " Имени Антипартийной группы 1957 года". Да, да именно так оно и называется. Слово в слово. И проблема даже не в том, что 90% наших…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments